Фабрика-кухня: кузница советского быта

Индустриализация общественного питания

Фабрика-кухня - советское изобретение 1920-х годов. Еще не началась индустриализация в промышленности, а в мире общественного питания она уже вовсю шла. Обед переводили на конвейер.

Фабрика-кухня.

Понятия уюта заведения, атмосферы, его индивидуального лица остались в прошлом. Тестовский трактир славился своими многоярусными расстегаями. Егоровский трактир - блинами. "Славянский базар" - хрустальными коньячными графинами, расписанными золотыми журавлями. Ресторан Крынкина - прекрасным видом на Москву.

Читать далее Фабрика-кухня: кузница советского быта

Соленый жесткий пармезан

Состоит из одних недостатков

Самый загадочный сорт сыра - безусловно, пармезан. Он твердый настолько, что его даже не откусить, а отрезать - большая проблема. Он такой соленый, что за вкусом этой соли трудно распознать еще какие-либо вкусы. Внешне он напоминает сгнивший кусок мыла.

Пармезан.

Кажется, что этот сыр соединил в себе все мыслимые и немыслимые недостатки.

Читать далее Соленый жесткий пармезан

"Савой": солидный ресторан для солидных клиентов

Москва, ресторан "Савой" на Рождественке, 1930-е годы. Солидный официант обслуживает еще более солидного посетителя. И цветок у них странный какой-то. Похож на общипанный папоротник.

Ресторан Савой.

Фото - известного в свое время репортажного фотографа Михаила Прехнера, автора знаменитой фотографии, где Сталин раскуривает трубку.

Ростов Великий: другой мир

Ростов Великий только называют городом. На самом деле это целый мир, другое измерение.

Ростов Великий.

Искусствовед Юрий Иванович Шамурин писал в начале прошлого столетия: "В городе тихо, мирно, много зелени. Нет беспробудного пьянства столицы, нет озлобленных лиц и ругани. Какая-то монастырская или древнерусская степенность царит в городе... Остатки старины стоят на площадях и улицах, как прочный фундамент той жизни, что шумит теперь вокруг них. Здесь не чувствуется разрыва между прошлым и настоящим".

Читать далее Ростов Великий: другой мир

Шведский стол, он же русский буфет

Сморгосбурдет

Шведский стол - явление довольно давнее. Притом в самой Швеции его называют иначе (как, например, "русский салат", который существует где угодно, только не в России, а у нас он либо "оливье", либо "столичный"). В Швеции это - "сморгосбурдет", то есть, бутербродный или закусочный стол.

Шведский стол в России.

Но смысл, по большому счету, тот же.

Читать далее Шведский стол, он же русский буфет

Компот. И компот

"Книга о вкусной и здоровой пище". Компот.

Компот.

Существует два компота. Первый многие называют столовским, хотя его часто делают дома. Ну, раньше часто делали, сейчас гораздо реже. Он может быть ягодным, яблочным, из сухофруктов. С кусочками лимона - с легкой, освежающий горчинкой и кислинкой. Алычевым. Абрикосовым.

Читать далее Компот. И компот

Старая добрая английская овсянка

Выход дворецкого Бэрримора

"Овсянка, сэр!" - представлял дворецкий Бэрримор утреннее кушанье сэру Генри.

Овсянка. Старая реклама.

Тот был крайне недоволен, попросил чего-нибудь мясного, но Бэрримор его быстро поставил на место: "Мясо будет к обеду, милорд".

Читать далее Старая добрая английская овсянка

Валентин Катаев: из семидесятых в двадцатые

Писатель Валентин Катаев - фигура далеко не однозначная. Чего стоят одни только его отношения с Иваном Буниным, которого Катаев сначала боготворил и называл своим учителем, а потом демонстративно втоптал в грязь - только за то, что Иван Алексеевич критически воспринял революцию.

Валентин Катаев.

Но что бы там ни было, для нас он бесконечно ценен одной лишь своей книгой - "Алмазный мой венец". Она стоит на полке москволюба в одном ряду с "Москвой и москвичами" Гиляровского, "Мастером и Маргаритой" Булгакова и "Осколками московской жизни" Антона Павловича Чехова.

Читать далее Валентин Катаев: из семидесятых в двадцатые

Ресторанная услуга

Известная ресторанная услуга. Точнее даже, аттракцион. Посетитель выбирает себе рыбину в фонтане или в аквариуме. Официант на глазах у всего зала ввлавливает ее сачком и торжественно несет на кухню. После чего посетителю жарят замороженное филе хека, а рыбину незаметно выпускают обратно в фонтан.

Ресторанная услуга.

Лавка Павла Чехова - отца писателя и горе-купца

Очень хитрый рассчет

Одна из достопримечательностей города Таганрога - здание постройки середины XIX века, бывшая лавка Павла Чехова. Там торговал Павел Егорович, отец писателя. Там же проживало и его семейство.

Лавка Павла Чехова.

Павел Егорович снял этот дом в 1869 году. Рассчет был хитрым - рядом, менее чем в километре только что  построили вокзал. Предприниматель был уверен, что в окрестностях вокзала станут прогуливать и приезжие, и сами таганрожцы. От покупателей, как говорится, отбоя не будет.

Читать далее Лавка Павла Чехова - отца писателя и горе-купца