Кофейная столица Российской империи

Консерватор Берлинской библиотеки Иоганн Эрих Бистер, побывав в конце XVIII века в Варшаве, отметил: "Три важных продукта в Польше превосходны: хлеб, вино и кофе".

Варшавская кофейня.
Варшавская кофейня.

После чего совершенно непатриотически признался: "Хороший крепкий кофе называют здесь и даже в соседних странах польским, а слабый - немецким".

Читать далее Кофейная столица Российской империи

Мурр Ходасевича

Ходасевич писал в очерке "Младенчество":

"Сестра Женя, которой было тогда двенадцать лет, катала меня, как куклу, в плетеной колясочке на деревянных колесах. В это время вошел котенок. Увидев его, я выпучил глаза, протянул руки и явственно произнес: - Кыс, кыс!"

Владислав Ходасевич.

Если "кыс-кыс" - это слово, то первое слово, которое произнес Владислав Ходасевич, было не "мама", не "дай", а "кыс-кыс".

Читать далее Мурр Ходасевича

Котики Надежды Тэффи

Увлеченной кошатницей была Тэффи, она же Надежда Лохвицкая. Увлеченной и очень лиричной.

Тэффи.

"Колыхнулась портьера, звякнула на столе фарфоровая статуэтка об ножку лампы.

Кошка! Ты?

Теплая, выгибается под рукою, сует голову в широкий мягкий рукав моего платья.

Читать далее Котики Надежды Тэффи

Кошки Иосифа Бродского

Иосиф Бродский представляет из себя довольно редкий случай, когда в одном человеке соединяются котоподобие и котолюбие. Как правило, что-то одно. Или вообще ничего.

Иосиф Бродский.

Еще в детстве будущий нобелевский лауреат начал мяукать, мурлыкать и по-кошачьи растягивать слова. Особенно эффектно выходило слово "мясо".

Читать далее Кошки Иосифа Бродского

Мурка Анны Ахматовой

В 1921 году, в Берлине, тиражом в тысячу экземпляров вышел сборник русской поэтессы Анны Андреевны Ахматовой "Подорожник. Стихотворения". И в нем среди прочего были такие стихи:

Анна Ахматова.
Мурка, не ходи, там сыч
На подушке вышит,
Мурка серый, не мурлычь,
Дедушка услышит.
Няня, не горит свеча,
И скребутся мыши.
Я боюсь того сыча,
Для чего он вышит?
Читать далее Мурка Анны Ахматовой

Холодный свекольный отвар

Исторически свекольник, он же холодник, считается скорее летним блюдом. И вправду, он прекрасно освежает в летнюю жару.

Советский плакат.

Но это только исторически. Сегодня, когда мы не видим недостатка в отопительных системах и девайсах, свекольник можно делать круглый год. Зимой он даже интереснее. Этакое гастрономическое напоминание о лете.

Читать далее Холодный свекольный отвар

Ю-ю

В 1927 году в Париже вышел сборник Александра Куприна со скромным названием "Новые повести и рассказы". Вторым по счету шел рассказ "Ю-ю".

Ю-ю.

"Сначала это был только пушистый комок с двумя веселыми глазами и бело-розовым носиком. Дремал этот комок на подоконнике, на солнце; лакал, жмурясь и мурлыча, молоко из блюдечка; ловил лапой мух на окне; катался по полу, играя бумажкой, клубком ниток, собственным хвостом... И мы сами не помним, когда это вдруг вместо черно-рыже-белого пушистого комка мы увидели большую, стройную, гордую кошку, первую красавицу города и предмет зависти любителей".

Читать далее Ю-ю

Форшмак: дешевый селедочный деликатес

Форшмак (от немецкого vorschmack - закуска) - блюдо еврейской кухни, но с восточно-прусскими корнями. Так, по крайней мере, полагают многие высоколобые исследователи. И уже с берегов Балтики его позаимствовали ашкеназы. А с годами это блюдо сделалось таким же символом еврейской кухни, как щи - символ русской, а кнедлики - чешской.

Реклама сельди.

Правда, в Восточной Пруссии форшмак был горячей закуской, а в еврейской кухне стал холодной. Но, с учетом климатических особенностей, это удивления не вызывает.

Читать далее Форшмак: дешевый селедочный деликатес

Коты Саши Черного

В 1913 году Саша Черный написал стихотворение "Как кот сметаны поел". И оно сразу же стало известным.

Саша Черный.
Жили были мышки,
Серые пальтишки.
Жил был кот,
Бархатный живот.
Читать далее Коты Саши Черного