Фрезеровщик Иван Гудов

Фрезеровщик Иван Гудов, 1937 год. В светлом галстуке, с доброй улыбкой. Фрезерует в 100 раз больше, чем положено. Прописью: в сто. Ну, почти.

Фрезеровщик Иван Гудов.

Как такое возможно? Думаю, что никак.

Читать далее Фрезеровщик Иван Гудов

Сибирские коты: история вопроса

Сибирские коты всегда считались лучшими среди других своих собратьев. Заполучить сибирского кота - мечта, ради которой человек готов пойти на многое. Газета "Московский листок" в 1903 году сообщала: "2 мая в магазине Курдюмова в Лубянском пассаже, задержали прилично одетого человека, который, явившись в магазин под видом покупателя, похитил ценного сибирской породы живого кота. Задержанный заявил, что он страдает клептоманией. Неизвестного отправили в участок".

Котик.
Читать далее Сибирские коты: история вопроса

Мураново и ватошный капот

Мурановской усадьбе - когда там уже с большим комфортом проживала семья Тютчевых - было посвящено одно забавное стихотворение:

Чтобы ехать к вам в Мураново,
Надо быть одетой заново.
У меня ж на целый год
Старый ватошный капот.
Так меня к себе уж лучше вы
Не зовите в гости, Тютчевы.
Читать далее Мураново и ватошный капот

Петр Вяземский: молодой и старый

В 1792 году в Москве родился поэт Петр Вяземский. Он создал в своем Остафьеве парнас и парадиз, в котором гостили величайшие поэты и писатели. Он был постоянным участником практически всех литературных салонов. Он был влюблен в свой город, а город отвечал взаимностью и был немыслим без Петра Андреевича.

Остафьево.

Шло время. В 1862 году Тургенев выпустил роман "Отцы и дети", а в 1864 году опубликовали лесковский роман "Некуда". Нигилисты, бомбисты, народники - вот что возбуждало тогдашнее общество. А Петр Андреевич продолжал воспевать московское семихолмие, будто бы девятнадцатый век только начался.

Читать далее Петр Вяземский: молодой и старый

Воронцово дачное

Воронцово сравнительно рано утратило свою дворянскую спесь. Еще в самом начале XIX века дипломат Яков Булгаков писал: "В Воронцове понанимали на летнее жилье фамилии Мятлева, Корсакова, Спичинской, Депрерадовичей и пр".

Воронцово.

То есть тут, по сути, формируется один из первых подмосковных дачных поселков.

Читать далее Воронцово дачное

Клопсы и шнельклопсы: кто они?

Поговорим о клопсах. Их так много, что не трудно и запутаться. Просто клопсы, шнельклопсы, кенигсбергские, луковые. И это только самые известные.

Слово "клопс" произошло от немецкого klopfen - "стучать, отбивать". К постельным клопам он не имеет никакого отношения, а к отбивному мясу - самое прямое. Еще в глубокой древности добропорядочные бюргерши готовили его на своих кухнях. Это были просто жареные куски мяса.

Читать далее Клопсы и шнельклопсы: кто они?

Икра, сыр и белорыбица

Посмотрим на классику несколько сбоку. Антон Павлович Чехов, "Попрыгунья", один из самых московских рассказов, 1892 год.

"Сидя в вагоне и потом отыскивая в большой роще свою дачу, он все время чувствовал голод и утомление и мечтал о том, как он на свободе поужинает вместе с женой и потом завалится спать. И ему весело было смотреть на свой сверток, в котором были завернуты икра, сыр и белорыбица".

Читать далее Икра, сыр и белорыбица

Остафьево и Пушкин

Остафьево - одна из известнейших подмосковных усадеб. Владел ей княжеский род Вяземских, а знаменита она, разумеется, в первую очередь, гостями - Пушкиным, Карамзиным, Жуковским, Батюшковым, Грибоедовым. Впрочем, Карамзин здесь был почти что на правах хозяина - он приходился зятем Андрею Ивановичу Вяземскому. Юрий Николаевич Тынянов писал о нем в романе "Пушкин": "Наконец удалось ему основать свой Эрмитаж, наподобие Руссова, в тестевом имении Остафьеве. Обширный сад, проточный пруд, густые липы заменили ему там друзей. Молодая добрая жена стала теперь для него Клией, музой истории".

Читать далее Остафьево и Пушкин

Лихой барон Кноп

В 1839 году в Москву из Бремена приехал первый Кноп - Людвиг Иоганн, он же Лев Герасимович. Ему было 18 лет, и он хотел как можно больше заработать. К задаче подошел с немецкой основательностью. Вплоть до того, что освоил здешние привычки - надо же показаться своим. Он даже выучился крепко выпивать. Историк московского предпринимательства Павел Бурышкин писал о Льве Герасимовиче: "он стал любимым собеседником, всегда готовым разделить дружескую компанию и выдержать в этой области самые серьезные испытания".

Кноп в результате стал одним из богатейших москвичей. Он создавал с нуля ткацкие фабрики, притом самые современные и дорогие. Строил корпуса, начинял их станками, выписывал из Англии наладчиков и инженеров. В этом бизнесе он был монополистом. В Москве даже появилась поговорка: "Где церковь, там и поп, где казарма, там и клоп, а где фабрика, там и Кноп".

Читать далее Лихой барон Кноп

Дача под наем

Самым популярным местом среди москвичей был, разумеется, Петровский парк. Дачи там были дороги, притом платили в основном за бренд. Газета "Вечерний курьер" в 1916 году сообщала: "Около так называемого круга, где приютилась "Мавритания" (популярный загородный ресторан - А.М.), - фешенебельные дачи богачей и удачливых хористок из цыганских хоров. Но зато чуть подальше идет Старое Зыково, Коптево, Кондратьевка и прочие милые места, где собственно и находят летнее отдохновение средней руки москвичи. Тут вместо мостовой - то трясина, то каменные ухабы; вместо освещения - фонари, которые горят неизвестно когда; вместо стражи - табуны бездомных псов.

Дачи холодные, неремонтируемые, очевидно, никогда, a цены на них убийственные. Зелено, собственно, в одном Большом Коптевском проезде; но зато посмотрели бы вы, в чем купаются здесь в жаркую пору изящные дачницы! В черной луже, полной пиявок и головастиков, рядом с необузданными хулиганами, этим бичом Петровского парка".

Читать далее Дача под наем