Алкоголь и аптека

Аптека и пьянство давно уж идут рука об руку. "Петрогроградский листок" сообщал в феврале 1917 года (напомним, что по всей России действовал тогда сухой закон): "В московские аптеки за эти дни поступило более значительное количество рецептов на винный спирт, чем в обычное время.

Однако, аптеки отказывали в отпуске по рецептам: 

- Такого лекарства у нас нет.

Читать далее Алкоголь и аптека

Умер Петр Мамонов

Для меня именно Мамонов стал символом перемен. Даже не помню, какой это был год. Включаю телек - а там какой-то худющий дядька стоит на микрофонной стойке, раскачивается, то поет, то кричит. И у него лицо юродивого из времен Ивана Грозного.

А потом он начинает что-то говорить, при этом жутко заикается, но говорит ужасно интересно. А потом я узнаю, что он, вообще-то очень крутой специалист в области скандинавских языков. А его группа называется "Звуки Му".

Читать далее Умер Петр Мамонов

Москва - город для приезжих

Позднесоветская Москва яростно защищала себя от приезжих. Талоны на водку и на сигареты. Продуктовые "заказы" и импортные сапоги по месту работы. Книжные лотереи по месту жительства, с обязательной проверкой штампика прописки в паспорте. "Визитные карточки покупателя", которые сразу прозвали "карточками москвича".

Не дадим, не поделимся и не уступим! Сами все выпьем, съедим, прочитаем, износим и выкурим!

Читать далее Москва - город для приезжих

Стремительный город

С Москвой я познакомился, когда учился в институте. Он находился между "Войковской" и "Соколом", и уже в первые несколько месяцев я знал те места в совершенстве. Я был любознательным, в том возрасте это - достоинство.

Мы с приятелями-однокурсниками знали все книжные, все аптеки (аскорбинка и гематоген - первейшие друзья студентов того времени), все кафе и столовые, даже все магазины одежды и обуви. Одежда ведь тоже нужна, без нее никуда. А впрочем, нам даже не важно было, что там продают. Институт был технический, мужской, а в магазинах за прилавками стояли девушки.

Читать далее Стремительный город

Кафе Лира

Москва пела вслед за Макаревичем: "У дверей в заведенье народа скопленье, топтанье и пар. Но народа скопленье не имеет значенья - за дверями швейцар".

Песня называлась "Кафе "Лира"", многие даже примерно представляли, где оно находится, но совать туда нос не решались. Еще бы - в "Лире" Макаревич. И швейцар. Не нам чета.

Читать далее Кафе Лира

Баллончики из девяностых

Написал, что в девяностые все москвичи носили газовые баллончики. В комментах - град опровержений. В общем, довольно однотипных.

"Не все. Я не носил".

"Нет, ни фига они не помогали".

Читать далее Баллончики из девяностых

Крепостной театр и не только

В конце бульвара, справа, за забором - комплекс зданий Министерства обороны. Некогда главный его дом принадлежал Апраксину, известному в Первопрестольной содержателю частного театра. Дворец Апраксина (Знаменка, 19) построен в 1792 году по проекту архитектора Ф. Кампорези.

Историк Михаил Пыляев так описывал этот дворец: "Дом Апраксина в Москве был самый гостеприимный. Судить о широком хлебосольстве этого барина можно по тому, что, как рассказывает князь Вяземский, он вскоре после нашествия французов дал в один и тот же день обед в зале Благородного собрания на 150 человек, а вечером в доме своем - ужин на пятьсот". 

Читать далее Крепостной театр и не только

Самый теплый вокзал

Киевский вокзал не то, чтоб самый главный. Главного, пожалуй, нет в Москве. Просто он самый любимый, самый отпускной. Еще пятнадцать лет назад, когда о загранице даже не мечталось, отдыхать обычно ездили на юг. А значит, с двух вокзалов - с Курского и Киевского. Но мало кто отважится признаться в любви к Курскому вокзалу, одному из самых суетных и неуютных. Остается Киевский.

Первый блин был комом. Решение о том, чтоб проложить железную дорогу, которая связала бы Москву с Воронежем и Киевом, возникло еще в конце прошлого столетия. Тогда же, разумеется, решили и вокзал построить (правда, он в то время назывался Брянским). Его открыли в 1899 году, торжественно и пафосно, с молебном и накрытым на полтысячи персон парадным завтраком. При этом блюда, поданные тем, кто был допущен к этому мероприятию, украсили изображениями поездов и рельсов.

Читать далее Самый теплый вокзал

Самовар: потому что сам варит

Самовар - предмет особенный. Стоит хотя бы вспомнить, что случилось в городе Старгороде, описанном Ильфом и Петровым в романе "Двенадцать стульев, когда в одном из дворов сняли ворота: "С чердаков крали мокрое белье и однажды вечером унесли даже закипающий во дворе самовар. Виктор Михайлович лично принимал участие в погоне за вором, но вор, хотя и нес в вытянутых вперед руках кипящий самовар, из жестяной трубы которого било пламя, бежал очень резво и, оборачиваясь назад, хулил державшегося впереди всех Виктора Михайловича нечистыми словами".

Читать далее Самовар: потому что сам варит