Призрак Пузан-Пузыревского

Дом помещика Павла Пузан-Пузыревского - одна из первейших вологодских достопримечательностей. Его построили в 1838 году, а спустя тридцать лет перестроили. Сегодня это - деревянный особняк, но с четырехколонным портиком. Для Вологды не такая уж и редкость, но на людей неподготовленных производит впечатление.

Дом Пузан-Пузыревского.

Павел Дмитриевич был фигурой известной. Родился он на рубеже XVIII и XIX столетий. В четырнадцатилетнем возрасте зачислен в Белозерский пехотный полк, но уже в 1828 году отставлен по домашним обстоятельствам. С тех пор это известный городской чиновник - статский советник, дворянский заседатель, а затем и председатель Вологодской палаты гражданского суда.

Читать далее Призрак Пузан-Пузыревского

Славянский бар, а также Фрося и варенье

В самом центре Суздаля стоит уютный белый домик. Как-то сразу понимаешь, что внутри можно поесть и выпить. И действительно - на домике еще совсем недавно была вывеска "Славянский бар". Конечно, несколько смущало слово "бар" - от Суздаля скорее ждешь трактир, харчевню или трапезную. Но внутри все было хорошо - русская кухня в русских интерьерах.

Суздаль.

Хотя, барная стойка там тоже присутствовала.

Читать далее Славянский бар, а также Фрося и варенье

Золотые ворота: без ворот и без золота

Город Владимир - воплощение русской провинции. А его самая известная постройка - Золотые ворота - столичного происхождения.

Золотые ворота.

Как подобное могло случиться? Очень просто. В 1157 году Владимир стал столицей Владимиро-Суздальского княжества. В 1158 году ворота заложили. В 1864 завершили их строительство.

Читать далее Золотые ворота: без ворот и без золота

Мате и бигус: гастрономические разочарования советского интеллигента

У советского начитанного интеллигента было два Больших Гастрономических Разочарования - мате и бигос, он же бигус.

Мате пил Орасио Оливейра из "Игры в классики" Хулио Кортасара. И Асеведо Бандейра из рассказа Борхеса "Мертвый" тоже пил. И дон Николас из его же рассказа "История Росендо Хуареса".

Читать далее Мате и бигус: гастрономические разочарования советского интеллигента

Алкоголь и аптека

Аптека и пьянство давно уж идут рука об руку. "Петрогроградский листок" сообщал в феврале 1917 года (напомним, что по всей России действовал тогда сухой закон): "В московские аптеки за эти дни поступило более значительное количество рецептов на винный спирт, чем в обычное время.

Однако, аптеки отказывали в отпуске по рецептам: 

- Такого лекарства у нас нет.

Читать далее Алкоголь и аптека

Умер Петр Мамонов

Для меня именно Мамонов стал символом перемен. Даже не помню, какой это был год. Включаю телек - а там какой-то худющий дядька стоит на микрофонной стойке, раскачивается, то поет, то кричит. И у него лицо юродивого из времен Ивана Грозного.

А потом он начинает что-то говорить, при этом жутко заикается, но говорит ужасно интересно. А потом я узнаю, что он, вообще-то очень крутой специалист в области скандинавских языков. А его группа называется "Звуки Му".

Читать далее Умер Петр Мамонов

Москва - город для приезжих

Позднесоветская Москва яростно защищала себя от приезжих. Талоны на водку и на сигареты. Продуктовые "заказы" и импортные сапоги по месту работы. Книжные лотереи по месту жительства, с обязательной проверкой штампика прописки в паспорте. "Визитные карточки покупателя", которые сразу прозвали "карточками москвича".

Не дадим, не поделимся и не уступим! Сами все выпьем, съедим, прочитаем, износим и выкурим!

Читать далее Москва - город для приезжих

Стремительный город

С Москвой я познакомился, когда учился в институте. Он находился между "Войковской" и "Соколом", и уже в первые несколько месяцев я знал те места в совершенстве. Я был любознательным, в том возрасте это - достоинство.

Мы с приятелями-однокурсниками знали все книжные, все аптеки (аскорбинка и гематоген - первейшие друзья студентов того времени), все кафе и столовые, даже все магазины одежды и обуви. Одежда ведь тоже нужна, без нее никуда. А впрочем, нам даже не важно было, что там продают. Институт был технический, мужской, а в магазинах за прилавками стояли девушки.

Читать далее Стремительный город