Котик и козлик Василия Жуковского

Котик усатый и козлик рогатый

В 1851 году было написано одно из лучших стихотворений, посвященных котикам "Котик и козлик":

Котик и козлик.
Там котик усатый
По садику бродит,
А козлик рогатый
За котиком ходит;
И лапочкой котик
Помадит свой ротик;
А козлик седою
Трясет бородою.

Его автор - Василий Жуковский, один из основоположников русского романтизма в поэзии. В то время Жуковские проживали в Германии. Дети поэта воспитывались в немецкоязычной среде и почти не говорили по-русски. Между тем, здоровье Василия Андреевича стремительно ухудшалось.

Чтобы вызвать у своих маленьких сына и дочери интерес к родному языку, Жуковский сочинял для них всяческие забавные вещицы. Так появилась прибаутка "Котик и козлик". При этом под козликом подразумевался шестилетний сын Павел, а под котиком - восьмилетняя дочь Александра.

Спустя несколько месяцев после написания стихотворения Василий Жуковский скончался.

Котик лысый

Это не единственный случай обращения Жуковского к кошачьей тематике. Вот, например, довольно милое стихотворение, написанное еще в 1814 году:

Котик лысый, котик бедный!
Для чего прыгнул в окно;
На окне был тазик медный,
Тазик, глиняное дно!
А на тазике Матрешка!
За Матрешкою кулик.
В кулике яиц лукошко
И утесистый парик.

Таким образом Василий Андреевич Жуковский в который раз продемонстрировал присущий истинным поэтам дар предвидения. Написав "Котика лысого", он еще в начале XIX века предсказал появление породы сфинксов, которая была выведена только в 1966 году.

Как мыши кота хоронили

Василий Андреевич сочинил сказку "Как мыши кота хоронили", по-своему изложив сюжет знаменитого одноименного лубка. У Жуковского кот лишь притворился мертвым. А когда мыши утратили бдительность, неожиданно "ожил" и нанес мышиной колонии довольно приличный урон:

"Двадцать из нас осталось на месте, а раненых втрое
Более было. Тот воротился с ободранным пузом,
Тот без уха, другой с отъеденной мордой; иному
Хвост был оторван; у многих так страшно искусаны были
Спины, что шкурки мотались, как тряпки; царицу Прасковью
Чуть успели в нору уволочь за задние лапки;
Царь Иринарий спасся с рубцом на носу; но премудрый
Крыса Онуфрий с Климом-поэтом достались Мурлыке
Прежде других на обед. Так кончился пир наш бедою".

Сказка была написана в 1831 году гекзаметром. Но ее самое известное издание, с иллюстрациями Георгия Нарбута, вышло в 1910 году. Издатель, Иосиф Николаевич Кнебель, счел гекзаметр чересчур сложным для тогдашней детворы. И, не долго думая, поэтический текст превратили в прозаический - просто удалив абзацы между строчками.

Получилось вот как:

"Тот воротился с ободранным пузом, тот без уха, другой с отъеденной мордой; иному хвост был оторван, у многих так страшно искусаны были спины, что шкурки мотались как тряпки; царицу Прасковью чуть успели в норку уволочь за задние лапки; царь Иринарий спасся с рубцом на носу; но премудрый крыса Онуфрий с Климом-поэтом достались Мурлыке прежде других на обед".

Очарование первоисточника, безусловно, утрачено. Но зато иллюстрации Нарбута - настоящий шедевр.

Иллюстрация к Коту-Мурлыке.

Кот в сапогах

Жуковский же переложил и "Кота в сапогах" - сказку Шарля Перро.

В стихотворении "Перед судилищем Миноса (сына Зевса и Европы, якобы вершившего суды на древнем Крите - авт.)..." котик кается в своих грехах:

"Я котом служил на свете
И имел одно в предмете:
Бил мышей и сыр таскал;
Этот грех, по чести, мал".

Кот и зеркало

А в стихотворении "Кот и зеркало" котик пытался достать собственное отражение:

    На дамском туалете
    Сидел Федотка-кот
И чистил морду... Вдруг, глядь в зеркало: Федот
И там. Точь-в-точь! сходней двух харей нет на свете.
Шерсть дыбом, прыг к нему и мордой щелк в стекло,
   Мяукнул, фыркнул!.. "Понимаю!
  Стекло прозрачное! он там! поймаю!"

Конечно, у Федотки ничего не вышло. И он делает на удивление точный вывод:

"Не все к нам вещи близки!
Что тягостно уму, того не нужно знать!"

Федотка был явно знаком с принципом бритвы Оккама.

"Стрижешь ли морды кошкам?"

Есть у Жуковского еще одно довольно любопытное упоминание о котике:

Что делаешь, Сандрок?
Кружишься ль, как сверчок,
По стульям, по окошкам?
Стрижешь ли морды кошкам?

Сандрок, которая столь необычным образом играла со своими котиками - Анна Афанасьевна Протасова, единокровная сестра поэта. У нее была старшая сестра Мария - тоже, соответственно, единокровная по отношению к Василию Андреевичу. И в эту самую Марию Афанасьевну Жуковский был страстно влюблен. Но брак, естественно, был невозможен - из-за близкой степени родства.

И настоятельно рекомендую купить книгу "Литературные котики".