Мурка Анны Ахматовой

В 1921 году, в Петрограде, тиражом в тысячу экземпляров вышел сборник русской поэтессы Анны Андреевны Ахматовой "Подорожник. Стихотворения". И в нем среди прочего были такие стихи:

Анна Ахматова.
Мурка, не ходи, там сыч
На подушке вышит,
Мурка серый, не мурлычь,
Дедушка услышит.
Няня, не горит свеча,
И скребутся мыши.
Я боюсь того сыча,
Для чего он вышит?

Названия у этого стихотворения нет. Его принято обозначать первой строчкой - "Мурка, не ходи, там сыч...".

Это стихотворение достаточно взрослое, оно лишь притворяется детским. Анна Андреевна его написала в 1911 году, то есть, в 22 года. Но детская боязнь вышитого сыча, мышей, а заодно и дедушки, и главное - забота о любимой Мурке, переданы превосходно.

Без сомнения, "Мурка, не ходи, там сыч..." - одно из лучших отечественных котостихотворений.

Кстати, в том же 1911 году было написано еще одно котостихотворение Анны Андреевны:

Целый день провела у окошка
И томилась: "Скорей бы гроза".
Раз у дикой затравленной кошки
Я заметил такие глаза...

Ты тоской только сердце измучишь,
Глядя в серую тусклую мглу.
И мне кажется - вдруг замяучишь,
Изгибаясь на грязном полу.

Уже на следующий год появляется стихотворение "Бессонница":

Где-то кошки жалобно мяукают,
Звук шагов я издали ловлю…

И в том же 1912 году:

Я возвращаюсь. Лижет мне ладонь
Пушистый кот, мурлыкает умильней,
И яркий загорается огонь
На башенке озерной лесопильни.

Ахматова, похоже, оседлала тему котиков всерьез.

Поэтесса не была котолюбивой, но была котоподобной. Как известно, эти два начала практически никогда не уживаются в одном человеке. Либо одно, либо другое.

Валерия Срезневская (урожденная Тюльпанова), детская подруга Анны Андреевны, писала:

"Она была неутомимой наядой в воде, неутомимой скиталицей - пешеходом, - лазала как кошка и плавала как рыба".

А котов Анна Андреевна любила разве что в своих стихах.

При этом она уважительно относилась и к котам, и к кошатникам. Одно из своих писем завершает словами:

"Крепко целую тебя, Анюту и всех котов (сколько их)?"

Коты тут и там возникают в ее переписке и стихотворениях. Она прекрасно понимает любовь других людей к котикам. Эта любовь не вызывает у поэтессы никаких негативных эмоций.

Может при случае и пошутить. У соседей по даче был огромный рыжий кот по кличке Глюк. И Анна Андреевна как-то сказала:

"Ну, знаете, это уже не кот, это целых полтора кота".

Тем не менее, она целует кошек только в письмах.

Ахматова, кстати, придумала полушутливый (но полусерьезный) тест на определение характера человека. В зависимости от предпочтений. Чай-собаки-Пастернак - простой, надежный, без затей. А кофе-кошки-Мандельштам - изысканный но доверять ему не стоит.

Сама она при этом получалось исключением из правила - при всей своей изысканности, предпочитала все таки собак. Писатель Павел Николаевич Лукницкий, один из приятелей Ахматовой, писал:

"Стучал долго и упорно - кроме свирепого собачьего лая, ничего и никого. Ключ в двери - значит, кто-то есть. Услышал шаги. Две тонкие руки из темноты оттаскивали собаку. Глубокий взволнованный голос: "Тап! Спокойно! Тап! Тап!" Собака не унималась. Тогда я шагнул в темноту и сунул в огромную пасть сжатую в крепкий кулак руку. Тап, рыкнув, отступил, но в то же мгновение я ощутил, как те самые тонкие руки медленно соскальзывали с лохматой псиной шеи, куда-то совсем вниз, и я схватил падающее, обессиленное легкое тело. Нащупывая в полутьме ногами свободные от завалов места, я, осторожно перешагивая, донес АА в ее комнату и положил на кровать".

Похоже, что Анна Андреевна ощущала себя не хозяйкой собаки, а кошкой, которую кто-то случайно запер вместе с этим страшным зверем.