Ижевские оружейники: заслуженные крокодилы

Удмуртская Америка

Ижевск, известный "город оружейников" - место совсем не криминальное. Поздним теплым вечером по улицам ходят толпы горожан - те самые ижевские оружейники - пьют пиво, громко разговаривают, даже песни иногда поют. И никаких конфликтов. Почему?

Ижевский оружейник.

Оказывается, все очень просто. Один из местных жителей мне пояснил:

- Да здесь у каждого второго пистолет. Хотя бы газовый или спортивный. И все это прекрасно понимают. 

Такая вот удмуртская Америка.

Обратимся к объявлениям

Одна из очаровательнейших составляющих дореволюционной жизни русских городов - объявления рекламного характера. В газетах, журналах и просто листовках обывателей вкрадчиво завлекали бочками, не требующими ремонта, бенефисом мадемуазель Полин, охотничьей одеждой из верблюжьей шерсти, недорогой усадьбой с фруктовым садом, английскими велосипедами "Ровер" и "Люкс" и другими столь же трогательными сюжетами. В Ижевске все было немножечко иначе. Преобладали вот такие объявления. 

"Имеются в готовности и принимаются на заказ ружья одноствольные и двуствольные, с дула и с казны заряжаемые, винтовочные и дробовые".

"Огромный выбор револьверов всех систем и калибров и заряды к ним, а также заграничных ружей центрального боя".

"При фабрике торговля ружьями, дробью и всеми охотничьими принадлежностями, порохом из собственного склада".

"Ружье одноствольное центральное дробовое Бердана 6 р. 25 к., с клеймом более лучш. 6 р. 80 к., в ореховом ложе 2-й сорт 7 р. 50 к., 1-й сорт 9 р., орех. лож. пист. голов. гравир. 11 р. 20 к. Гильзы 7 к. шт.; машинка для заряж. 85 к. Важно небогатым охотникам. Огромное производство Василия Петрова".

"Оружие с гарантией боя. Шомпольные ружья от 3 до 25 руб. Берданки от 7 до 20 руб. Двухствольные центральные ружья от 25 руб. Громадный выбор револьверов и принадлежностей охоты. Требуйте подробн. прейскурант бесплатно".

Один из предпринимателей выпустил специальную художественную открытку, на обратной стороне которой значились "14 житейских советов". Первый из них гласил: "Не трать деньги зря". А последний - "Покупай ружья только фабрики В. И. Петрова". Понятно, что как раз "В. И. Петров" и издавал эти открытки.

На пистолеты деньги находились

Естественно, подобная специфика определенным образом сказывалась на жизни города. В одном из рапортов власти Ижевского завода отчитывались перед своим собственным начальством: "Обыватели Ижевского завода, как из оружейников-рабочих и мастеровых заводов, так ровно и служащих в администрации технических заведений и по гражданскому ведомству, крайне стеснены в средствах дать среднее образование своим детям".

Тем не менее на пистолеты деньги находились. Впрочем можно было и не тратиться, а просто утащить оружие с места работы.

Один из очевидцев описывал традиционное русское игрище - кулачный бой, проходивший в Ижевске: "Мне вспоминается один из таких боев, произошедший между Одиннадцатой и Десятой улицами Заречной части. Крики, удары дубинок, выстрелы слились в неописуемый шум… Дрались дубинками, вилами, лопатами, стреляли из ружей, в суматохе и свалке было трудно понять, кто кого бил".

Явление, вообще-то говоря, достаточно распространенное в России. Во многих "заречных частях" время от времени происходило что-нибудь подобное. С одной лишь разницей - без огнестрельного оружия. Здесь же "выстрелы" - дело обыденное, в одном ряду с ударами и криками.

Другой же очевидец с философской отрешенностью докладывал: "Все рабочие здесь привыкли носить при себе различное оружие обороны (ножи, кистени, мешочки, наполненные дробью). По закону здешнему при нанесении легких ран допускается примирение с вознаграждением 10 - 15 рублей. Размер этот установлен обычаем. Поэтому среди рабочих развилось легкое отношение к здоровью своего ближнего".

По каким-то неизвестным нам причинам автор этих строк не стал упоминать в них огнестрельное оружие. Но смысл происходившего в Ижевске передал весьма наглядно.

Наказания ижевских оружейников

На заводе ижевские оружейники были смиренными и покорными. Здесь вплоть до середины девятнадцатого века были в ходу физические наказания. В документах попадаются такие записи: 

"Абдул Аитов, сын Аитов, 70 лет, из служивых татар… наказан за побег шпицрутенами через 500 человек по два раза".

"Петр Степанов, сын Степанов, 37 лет, из государственных крестьян Уржумской округи за побег с завода… наказан шпицрутенами через 1000 человек по два раза".

"Мастеровые П. Демидов, П. Шемякин, Ю. Рошуков за непризнание над собою Верховной власти, неповиновение начальству и уклонение от службы отправлены… на каторгу в Сибирь".

Эти события, конечно же, происходили еще до отмены крепостного права. Но и потом ижевский оружейник на своем рабочем месте отнюдь не был господином. Зато в выходной или праздничный день он становился безусловным хозяином жизни. И в первую очередь эту уверенность ему придавал пистолет. 

К счастью, чаще всего стреляли в воздух. По любому поводу - с радости по окончанию рабочего дня, приближающегося праздника, просто от избытка бодрости. На Пасху было принято стрелять с первым "Христос воскресе" - "чтобы убить черта". 

Ижевский молодец, что соленый огурец

Уже при советской власти местное начальство пыталось запретить такую беспорядочную стрельбу, но, разумеется, сила традиции оказывалась не в пример могущественнее, чем комиссары и чиновники. 

Правда, бурные праздники заканчивались очень быстро. У измотанного заводчанина просто не хватало физических сил (да и денег) на многодневный загул. На этот счет была в ходу пословица: "Ижевский молодец, что соленый огурец - день цветет, две недели вянет".

Впрочем, не все особенности жизни в городе-заводе сводились к стрельбе. Здесь, например, существовала уникальная культура наградных кафтанов. Особо отличившимся ижевским оружейникам вручали долгополую одежду наподобие древней стрелецкой - темно-зеленого сукна и с желтыми горизонтальными полосками.

Простые, не отмеченные властью обыватели прозвали их за это крокодилами. 

Тоже, в общем, не большая честь.