Шалости классика

Читаю (в третий раз) собрание сочинений Рекса Стаута. Гений, что и говорить. Однако же смущает одна вещь.

Нью-Йорк здесь устроен как заурядный среднерусский райцентр. В городе всего один достойный ресторан - "Рустерман". Танцуют только во "Фламинго". Таксисты обедают в закусочной Эла и больше, похоже, нигде. Неопознанный труп бродяги, найденный в какой-нибудь помойке - тема для первой полосы газет. Все насильственные смерти расследует один единственный полицейский, инспектор Кремер. А помогает ему сержант Стеббинс. Всегда.

И еще - пренебрежение элементарной логикой. Вот, например, цитата из романа "Право умереть": "Это было много лет назад, однажды поздним вечером. Вулф примостился в кресле, еле вмещавшем его тушу весом без малого в одну седьмую тонны; на полу перед ним расселись четырнадцать негров - поваров и официантов. Вулф знал, что один из них располагает исключительно важными сведениями, которые могли бы помочь раскрыть тайну убийства: битых два часа он тщетно пытался дознаться, кто из этих четырнадцати владеет столь нужной ему информацией. Часа в два ночи, начиная все сызнова. Вулф разразился длинной речью, и она достигла цели. Некий Поул Уиппл, двадцати одного года, студент Ховардского университета, так расчувствовался, что выложил все, что интересовало Вулфа. И вот теперь наш посетитель, слово в слово повторял отдельные места из его речи. Я подумал о том, что, хотя с той ночи прошло много лет и тогда Вулф встречался со стройным юношей с худым лицом, сейчас перед нами сидел лысеющий человек средних лет, с обвисшими щеками, в очках в черной оправе..."

Ясно, что во времена, которые припоминает Арчи Гудвин, они с Вульфом уже были профессионально сработанной парой. То есть самому Гудвину, успевшему до этого попробовать себя на разных поприщах, было лет 25 - 27. На 5 лет больше, чем Уипплу. Прошло "много лет". Уиппл превратился в "лысеющего человека средних лет", у него успел родится сын, и сыну этому исполнилось 23 года. То есть Гудвину во время действия романа "Право умереть" должно быть хорошо за пятьдесят, однако он все тот же молодой повеса, щеголь и ходок по женской части. Да и Вульф не похож на старикашку под восемьдесят.

Выходит, годы властвовали над Уипплом и его семейством, но никак не над нашими сыщиками.

Вряд ли искушенный детективщик не заметил столь серьезной неувязочки. Тогда что это такое? Высокомерие гения? Дескать, мне можно?