Кот-ворюга Константина Паустовского.

В 1936 году Константин Георгиевич Паустовский пишет рассказ "Кот-ворюга".

Константин Паустовский.

"Кот попался этим же вечером. Он украл со стола кусок ливерной колбасы и полез с ним на березу. Мы начали трясти березу. Кот уронил колбасу, она упала на голову Рувиму. Кот смотрел на нас сверху дикими глазами и грозно выл. Но спасения не было, и кот решился на отчаянный поступок. С ужасающим воем он сорвался с березы, упал на землю, подскочил, как футбольный мяч, и умчался под дом".

По жанру это - репортаж с места событий. Действие происходит в какой-то деревне. Ее название отсутствует, но, вероятнее всего, это рязанское село Солотча, в котором автор проводил довольно много времени - рыбачил. Рувим же - писатель Рувим Фраерман, автор известной книги "Дикая собака Динго, или Повесть о первой любви". Он тоже увлекался рыбной ловлей и любил составить Паустовскому компанию.

Главный герой репортажа - бездомный рыжий кот, прозванный по понятным причинам Ворюгой. Хозяева - они же постоянные жертвы этого Ворюги - всячески пытались его изловить. И, наконец, им это удалось. Кот сам попался в западню - в подвал, из которого был всего один выход. Этот выход моментально заложили рыболовной сеткой - при попытке покинуть подвал кот бы в ней неизбежно запутался.

Но Ворюга проявил характер:

"Кот не выходил. Он противно выл, как подземный дух, выл непрерывно и без всякого утомления. Прошел час, два, три… Пора было ложиться спать, но кот выл и ругался под домом, и это действовало нам на нервы".

Наконец, его вытащили. И тут возникла новая проблема - что с ним делать дальше? Выпороть? Не вариант, он только еще больше разозлится. 

В конце концов, кота решили накормить. Ему были предложены жареная свинина, заливное из окуней, творожники и сметана. Кот все это радостно сожрал, и с тех пор перестал воровать. Он сделался милым прикормленным котиком. Больше того, навел порядок среди кур, которые повадились склевывать с тарелок гречневую кашу. За что был переименован из Ворюги в Милиционера.

Кроме Паустовского и Фраермана в Солотче жил еще один рыбак-любитель, Аркадий Гайдар. Он в то время изучал французский по какому-то дурацкому учебнику, где то и дело попадалась фраза: "Что мы видим на этой интересной картинке?" Как вспоминал Паустовский, Гайдар очень любил передразнивать этот учебник:

"Мы видим облезлого деревенского кота, который украл рыбу, называемую плотицей и пойманную Рувимом Фраерманом, и уносит ее в зубах, пробираясь по верхушке деревянного забора".

По всей видимости, это и был прототип Ворюги.

Вообще же, котов там хватало. Константин Георгиевич писал в повести "Мещерская сторона":

"Каждый раз, когда я возвращаюсь с ловли, коты всех мастей - рыжие, черные, серые и белые с подпалинами - берут дом в осаду. Они шныряют вокруг, сидят на заборе, на крышах, на старых яблонях, подвывают друг на друга и ждут вечера. Все они смотрят не отрываясь на кукан с рыбой - он подвешен к ветке старой яблони с таким расчетом, что достать его почти невозможно.

Вечером коты осторожно перелезают через частокол и собираются под куканом. Они подымаются на задние лапы, а передними делают стремительные и ловкие взмахи, стараясь зацепить кукан. Издали кажется, что коты играют в волейбол".

В 1940 году Константин Георгиевич пишет которассказ "Жильцы старого дома":

"Однажды черный кот Степан сидел, как всегда, на крыльце и, не торопясь, умывался. Он лизал растопыренную пятерню, потом, зажмурившись, тер изо всей силы обслюненной лапой у себя за ухом. Внезапно Степан почувствовал чей-то пристальный взгляд. Он оглянулся и замер с лапой, заложенной за ухо. Глаза Степана побелели от злости. Маленький рыжий пес стоял рядом. Одно ухо у него завернулось. Дрожа от любопытства, пес тянулся мокрым носом к Степану хотел обнюхать этого загадочного зверя.

- Ах, вот как!

Степан изловчился и ударил Фунтика по вывернутому уху".

И, по всей видимости, речь здесь идет все о той же Солотче. Даже упоминается глупый петух Горлач, который действовал еще в "Коте-ворюге".

Завершилась война (Константину Георгиевичу довелось побывать и на фронте, и в эвакуации), и жизнь снова наладилась. Паустовский сообщает новости своей падчерице, Галине Алексеевне Арбузовой:

"Пестрого котенка взяла Ариша, и его тут же у нее украли. Серого кота бабка Таня отнесла к себе в мешке, но на следующий день он вернулся и сказал, что уходить никуда не собирается".

Котолюбие писателя всегда при нем.