Сад "Эрмитаж": устроено знатно

"Пузырь полетит"!

Сад "Эрмитаж" (Каретный ряд, 3) заложен в 1892 году. Его основателем и владельцем стал театральный антрепренер и ресторатор Яков Васильевич Щукин. Летняя часть сада открылась для посетителей в июне 1894 года, а зимний театр - в декабре того же года. Название же взяли от существовавшего ранее и к тому времени закрывшегося сада "Эрмитаж". Он располагался на месте сегодняшних Антроповых Ям.

Сад Эрмитаж.

Щукин, фактически, подобрал очень сильно раскрученный и абсолютно бесхозный бренд. А чтобы посетители не приезжали на старое место, первое время сад в Каретном называли "Новым Эрмитажем".

Впрочем, увеселительная история этого места началась чуть раньше. Тут некий немец Берг развлекал публику полетом на воздушном шаре. Владимир Гиляровский вспоминал: "Разгородили в двух местах забор, поставили в проходе билетные кассы и контроль, полезла публика и сплошь забила пустырь, разгороженный канатами, и "сидячие рублевые места", над которыми колыхался небольшой серый шар, наполненный гретым воздухом.

- Пузырь полетит! - волновались собравшиеся."

"Пузырь" успешно на картофельное поле, под Москвой.

На широкую ногу

Все в этом саду обустроили на широкую ногу. Первым делом снял метровый слой грунта и вместо него положил чернозем - чтобы цветы и деревья пышнее росли. И только после этого он приступил к организации садового пространства. 

Две летние эстрады, летние буфеты под навесами. Аллеи, беседки, скамейки, фонтаны и статуи. Вечерами все это хозяйство освещалось электричеством - Щукин первым в Москве приобрел частную дизельную электростанцию.

А на фонарях красовались вензеля с буквами "ЯЩ" - "Яков Щукин". Настолько владелец гордился своим электричеством. Эти фонари дошли до наших дней.

Именно здесь в июне 1896 года состоялся первый в городе общедоступный сеанс синематографа братьев Люмьер. Это сразу же стало традицией, и спустя несколько дней "Московские ведомости" сообщали: "В закрытом театре ежедневно после спектакля будет показываться публике новейшее изобретение - живая движущаяся фотография "Синематограф Люмьера".

В 1897 году здесь с фантастическим успехом прошел первый сольный концерт Анастасии Дмитриевны Вяльцевой.

Начало Художественного театра

В 1898 году именно в "Эрмитаже" состоялся первый спектакль нового, Московского художественного театра. Один из основателей, Константин Станиславский писал о помещении, в котором начинался ныне знаменитый на весь мир театр: "Грязный, пыльный, неблагоустроенный, холодный, нетопленный, с запахом пива и какой-то кислоты, оставшимся еще от летних попоек и увеселений, происходивших здесь... Вся обстановка была применена к запросам садового зрителя и носила печать дурного тона. Это сказывалось во всем: и в окраске стен, и в рисунке обоев, и в подборе цветов, и в пошлой отделке, и в убогой роскоши, и в вывесках, расклеенных по стенам, и в рекламном занавесе на сцене, и в мундирах лакеев, и в подборе закусок в буфете, и во всем оскорбительном строе и распорядке дома".

Что поделать, пришлось поработать: "Все стены с их пошлыми объявлениями мы просто закрасили белой краской. Скверную мебель закрыли хорошими чехлами, нашли приличные ковры и устлали ими все коридоры, примыкавшие к зрительному залу... Мы сняли пошлые занавески с дверей и окон, вымыли самые окна, выкрасили их рамы, повесили тюлевые занавески, неприглядные углы закрыли лавровыми деревьями и цветами".

И в том же 1898 году здесь состоялось учредительное собрание Литературно-Художественного кружка. Вскоре он обосновался на Большой Дмитровке и сделался ведущей литературной площадкой Москвы. Достаточно было сказать: "Еду в Кружок" - и все сразу же понимали, о чем идет речь.

А в 1903 году здесь развлекал москвичей легендарный Гарри Гудини, первейший американский иллюзионист.

Если верить газетам

Москвичи тут наслаждались выступлениями Федора Шаляпина, Марии Ермоловой, Леонида Собинова, Антонины Неждановой. А газеты ежегодно объявляли об очередном открытии сезона: "Вчерашняя стужа не помешала полному успеху открытия сада и театра "Эрмитаж". Театр, в котором давали очень бойкий фарс, был полон и г-жи Грановская, Чекалова, г. г. Сабуров и Пальм имели большой успех. В саду было много публики. В концертном отделении заинтересовала Лона Борисон, разнообразная артистка, solo исполнявшая целую пантомиму".

Из тех же дореволюционных газет мы узнаем о разных происшествиях, случавшихся в парковой жизни. Вот, к примеру, такая история: "В саду "Эрмитаж", в Каретном ряду, купец П-в, находясь в нетрезвом состоянии, затеял на веранде ссору со своим сыном. Ссора обострилась. "Папаша" тут же на веранде начал "учить" сына, как следует себя держать в обществе. "Ученье" перешло в драку, привлекшую к себе внимание посетителей. Ни отец, ни сын из сада добровольно идти не пожелали, а когда их выводили силой, то они нанесли побои двум половым и распорядителю сада, о чем полиция составила протокол".

Знаменитости тоже пошаливали. В 1907 году газета "Московский листок" сообщала: "29 мая в саду "Эрмитаж" произошел скандал. Между актером В. А. Блюменталь-Тамариным и редактором газеты "Вече" В. В. Оловенниковым возникло какое-то недоразумение, и актер, не долго думая, дал Оловенникову пощечину. На место происшествия стала стекаться публика. Участников скандал пригласили в контору. По словам г. Блюменталь-Тамарина, он ударил Оловенникова за то, что тот "обругал" его".

Но в основном все было более-менее пристойно.

После революции

В 1918 году сад национализировали и передали в ведение Пролеткульта. Щукин с семьей еще в семнадцатом уехал в Евпаторию, затем в Константинополь. Однако же на жизни "Эрмитажа" это будто бы и не сказалось. В нем все так же, одно за другим происходили яркие события, входившие в историю русской культуры.

В частности, уже в 1919 году здесь состоялся дебют Первого московского великорусского оркестра. Впоследствии он превратился в Национальный академический оркестр народных инструментов имени Николая Осипова, известного балалаечника, прозванного за виртуозность "Паганини на балалайке".

Тут же действовала одна из двух рулеток в городе Москве. Ее хозяином был знаменитый летчик Александр Кузьминский, также известный как племянник Льва Толстого. Самый известный графолог страны Дмитрий Зуев-Инсаров скромно сидел в "Эрмитаже" за отдельным столиком и предсказывал по почерку судьбу. За прогноз брал недорого - всего-то 50 копеек.

А Михаил Булгаков писал в повести "Роковые яйца": "В Эрмитаже, где бусинками жалобно горели китайские фонарики в неживой, задушенной зелени, на убивающей глаза своим пронзительным светом эстраде куплетисты Шрамс и Карманчиков пели куплеты, сочиненные поэтами Ардо и Аргуевым:

Ах, мама, что я буду делать
Без яиц?..

- и грохотали ногами в чечетке".

Карикатурист Борис Ефимов возмущался: "Нэпманскую стихию я наблюдаю в увеселительном летнем саду "Эрмитаж"… Гляжу я на раскормленных франтов в брюках дудочкой и претенциозных шляпах-панамах, на их накрашенных дам в модных, немыслимо узких юбках до пят, позволяющих передвигаться только семенящей вихляющей походкой. Плывет кухонный чад над столиками ресторана, стоит пьяный гомон, визгливый хохот подвыпивших дам и скабрезные шуточки их кавалеров, барственно погоняющих взмыленных официантов".

Но дело, начатое Щукиным, однако, продолжалось.

Кстати, именно в "Эрмитаже" прогуливались Людочка и Хоботов, герои культового фильма Михаила Козакова "Покровские ворота". Это тоже страница в биографии сада. И, вместе с тем, высокая оценка, выставленная ему историей.