Самовар: потому что сам варит

Самовар - предмет особенный. Стоит хотя бы вспомнить, что случилось в городе Старгороде, описанном Ильфом и Петровым в романе "Двенадцать стульев, когда в одном из дворов сняли ворота: "С чердаков крали мокрое белье и однажды вечером унесли даже закипающий во дворе самовар. Виктор Михайлович лично принимал участие в погоне за вором, но вор, хотя и нес в вытянутых вперед руках кипящий самовар, из жестяной трубы которого било пламя, бежал очень резво и, оборачиваясь назад, хулил державшегося впереди всех Виктора Михайловича нечистыми словами".

Самовар на картине Кустодиева.

От китайцев к тулякам

Доподлинно неизвестно, кто именно и когда изобрел самовар. Существует много версий - помпейцы, китайцы, уральские мастера. Одни исследователи считают, что помпейцы, другие - что китайцы, третьи - что уральские ремесленники. Один из исследователей уверял: "спор о том, кто именно изобрел и сделал самый первый тульский самовар, в историческом аспекте представляется наивным, а в научном - схоластическим. В действительности первый русский самовар никто не изобретал, он появился спонтанно в результате длительной эволюции древнерусской домашней утвари".

В России же славились тульские самовары. Несмотря на то, что родиной русского самовара все таки является Урал. Первый из них, якобы, был изготовлен в 1778 году тульским умельцем Назаром Лисицыным в его собственной мастерской на Штыковой улице. Якобы самовар вышел случайно - и поначалу был принят за бракованный сбитенник. Но проверить этот факт, к сожалению, невозможно.

В то время чай еще был редким лакомством, в том числе и в Туле. Местная пресса, в частности, писала: "Один маркитант в начале XIX в. привез в Белев из армии жене своей в подарок фунт восточного напитка. Жена его, простая женщина, не пившая никогда чая, обрадовалась подарку, но об употреблении его у мужа не спросила. В какой-то праздник маркитант привел с собою гостя, чтобы угостить его новым напитком, чай подали в маленьких саксонских чашках. Муж, говорят, чаю хлебнул и чуть не подавился: он был приготовлен неумелой женой с конопляным маслом и луком, причем в чугун упрятан целый фунт".

Со временем в Туле начали открываться небольшие самоварные производства - Морозова, Медведева, Маликова, Киселева, Карашева, Баташова.

Главными же специалистами на самоварном производстве были наводильщик, токарь, лудильщик, слесарь, сборщик и чистильщик. А также специаоьный деревянный токарь, изготовлявший шишки к крышкам самовара, а также ручки.

Самовар сделать непросто

Тульская дореволюционная "Правда" подробно описывала здешнее самоварное производство: ""Эх красива фабрика-то. Ай-да Занфтлебен, он ведь все так разукрасил," - подумает не один человек, проходя мимо этой фабрики. Наружность ее действительно красива, но если заглянуть внутрь ее, если посмотреть на тех людей, которые создали на это средства хозяину, то чувство отвращения, вызываемое и этими зданиями, и кровными рысаками, подвозящими в коляске директора, сменится какой-то безысходной тоской. При виде этой фабрики, красивой и выхоленной, а рядом ее рабочих - так и просится песня в душу: "Измученный, истерзанный работой трудовой, идет, как тень загробная, наш брат мастеровой". Вот так рыцари труда!..

В 7 час. они уже на фабрике, в душной мастерской, с 7 до 12, полтора часа на обед и снова работают до семи с половиной вечера. Всего в общей сложности 11 час., в едкой атмосфере пыли и нашатыря. Работают сдельно, не покладая рук, и самое большое вырабатывают 1 руб. 30 коп. в день, да каждый мастер имеет одного или нескольких учеников, которых просто в силу необходимости приходится жестоко эксплуатировать. Молодой рабочий, только что женившийся, уже не думает о мало-мальски сносной квартире или одежде, у него одна мысль: как бы не умереть с голоду. Как же жить человеку, у которого несколько человек детей? Вот почему в 40 - 45 лет он выглядит стариком, а вечные спутники его - горе, нужда и жулик казенки сложили ему песню о тени загробной".

Самоварщик на удаленке

"Тульское утро" сообщало о жизни безработного слесаря-фрилансера: "Все семейство Оружейникова садится за стол попить голого чаю, а если кто из детей проголодался с обеденных щей, то в вечернем чае они отламывают корки черного хлеба и размачивают их в чаю, как вкусные сухари. 

- Сегодня просили работу вынести, - заявляет жена мужу, - я забыла тебе сказать.

- Эксплоататоры эти самоварщики, - ругается Оружейников, - всей и работы-то на несчастную пятерку какую-нибудь дадут...

Тут Оружейников досадно и обидчиво выражается по адресу самоварных фабрикантов таким эпитетом, который не умещается в трех строках газетного столбца. 

- Садись, что ли, чай пить! - предлагает жена, ставя на стол самовар Котыревской фабрики...

Оба супруга Оружейниковы, тяжело вздыхая, садятся за стол пить голый чай. 

Проглатывая последний стакан, Оружейников спешит приняться за отделку самоварных ручек, чтобы получить к вечеру на фабрике 3 - 4 рубля.

- Дров опять нету... Того нету, другого нету, хучь ложись в гроб живым и помирай, - снова прорывается негодование у жены Оружейникова, перемывающей чайную посуду..."

Город, однако же, долго удерживал славу самоварной столицы России.

Самовар-эгоист

Самовары различались по размерам - "детские", "холостяцкие" ("эгоисты") и "семейные". Различались они и по форме - шары, бочонки, вазы, рюмки, банки. Самовар-кофейник, самовар-яйцо, самовар-репка, самовар-желудь, самовар-паровоз, самовар-дуля (то есть груша). Иногда в самовар встраивали музыкальную шкатулку. Такие изделия называли "поющими".

Особняком стояли так называемые дорожные самовары (снабженные ручками), бульотки и самовары-кухни. Там, в нескольких изолированных друг от друга отделениях можно было одновременно приготовить несколько разных блюд.

Первое время у самовара было множество разных названий - самогрей, самогар, водогрей, самокипец, самоварец. В результате прижился именно самовар.

Хорошо иметь домик в предместии

Поэт М. А. Дмитриев писал в стихотворении "Домик в предместии":

Часто случается мне, проходя по предместиям, видеть
Чистенький, низенький домик; хозяин сидит у окошка,
Смотрит на улицу - так - от нечего делать, без думы;
Столик накрыт у окна; пред хозяйкой расставлены чашки:
Светлый кипит самовар и сипучую песнь запевает!

Тут же на окнах в горшках резеда, бальзамин и левкое;
Два алебастровых бюстика - знают их все в околотке -
Сколько уж лет, как бочком на окне друг на друга смотрят;
Стены в обоях, диван посредине, обтянутый кожей;
В рамочке граф Витгенштейн и новейшая слава - Тальони!

Есть же счастливые люди, которым день нечего делать,
Спится всю ночь напролет, и назавтра - другое сегодня!
Чая вечернего час им как будто какое-то дело:
Чинно на блюдце всегда льют напиток они благородный,
Чинно подставят пять пальцев и снизу под донышко держат.

Что за счастливые люди! - Приедут ли гости - эпоха!
Сами ли выедут в гости они - вспоминают, как праздник!
Нет ни визитов пустых, ни встречных пустых разговоров;
Любят покой: непоседливость наша была бы им мукой!
Свет их большой - на прудах; а с лимончиком чай - все их барство!

Добрые люди! Им нет - современных великих вопросов!
Даже московских газет нумера не для них выдаются!
Слава - всемирная слава домашней работы - которой
Хвастают звонко друзья по Москве - им совсем неизвестна!
Мир вам, добрые люди! - Поверьте, та слава пустая!

Самовар "Петух" и самовар "Паричко"

Одним из самых знаменитых русских самоваров был "Петух", сделанный в 1873 году якобы по рисунку самого Виктора Васнецова. Он был позолоченным, отделанным накладным серебром и предназначался специально для Венской выставки. Там он завоевал золотую медаль, вернулся в Россию и пропал. Его случайно обнаружили в 1925 году на Сухаревском рынке.

А в начале прошлого столетия тульский же инженер А. Ю. Паричко запатентовал самовар системы "Паричко" - со съемным кувшином. Сопроводительная документация сообщала: "Они вследствие отсутствия решетки совершенно безопасны в пожарном отношении.

За неимением угля их можно ставить со всякого рода спиртом, а также другим топливом. 

Самовары "Паричко" не могут распаяться или испортиться, если при топке у них нет воды".

Тем не менее, самовар Паричко так и не прижился. Так же, как и самовар системы Черниковых - с трубой сбоку.

Приключения калининских самоваров

После революции возникла мода на абсолютно бессмысленные подарочные самовары. В 1922 году Михаилу Ивановичу Калинину преподнесли самовар объемом 250 литров. С носиком в виде утиного клюва. Михаил Иванович передарил этот самовар рабочим Красной Пресни. Те, спустя спустя непродолжительное время вручили его трудящимся подшефной Бухары. После того, как Бухара вошла в состав Узбекистана, самовар был подарен его первому председателю ЦИК республики. Юлдашу Ахунбабаеву. Тот, не долго думая, перенаправил многострадальный самовар в колхоз "Шарк Юлдузи", в музее которого он и окончил свои скитания.

Вскоре туляки вручили все тому же Калинину очередное изделие - самовар емкостью в восемь ведер. С надписью: "Колхозный самовар Всесоюзному старосте М. И. Калинину от красных патронников. 31 января 1935 года". Михаил Иванович передарил его Минскому военному училищу, после чего самовар непостижимым образом оказался у рабочего завода "Газоаппарат" Е. Клепикова.

И эти истории - далеко не единственные.

В 1980-е годы в СССР возникла мода на электрические самовары тульского завода "Штамп".

А в 1990 году в Туле открылся музей "Тульские самовары".