Славянский бар, а также Фрося и варенье

В самом центре Суздаля стоит уютный белый домик. Как-то сразу понимаешь, что внутри можно поесть и выпить. И действительно - на домике еще совсем недавно была вывеска "Славянский бар". Конечно, несколько смущало слово "бар" - от Суздаля скорее ждешь трактир, харчевню или трапезную. Но внутри все было хорошо - русская кухня в русских интерьерах.

Суздаль.

Хотя, барная стойка там тоже присутствовала.

Здесь и до революции было распивочное место. Содержал его суздальский житель Сила Кондратьевич Макаровичев. Это был один из опытнейших мастеров своего дела. Не удивительно, что он не только обслуживал суздальцев в собственном заведении, где вся технология счастья была тщательно отработана, но и устраивал выездные застолья.

Слова "кейтеринг" в то время еще не было, однако же сама услуга пользовалась популярностью. И Сила Кондратьевич со своими способностями организовать устроить праздник чуть ли не в гречишном поле, оказался очень кстати.

Можно было бы предположить, что главным специалитетом заведения считалась, как сегодня, медовуха. Только это было бы не совсем верно. С медовухой все вообще довольно сложно. Тот мед (он так и назывался - "мед"), который пили в древности, получался путем сбраживания натуральных ягодных соков и пчелиного меда. Нынешнюю медовуху варят, добавляют в нее дрожжи. Так напиток получается быстрее, но и качество не то.

В Суздале до революции и вправду было два завода выпускавших медовуху (а один из них еще и пиво). Но нельзя сказать, чтоб их продукция была известна за пределами Владимирской губернии. В книге "Фабрики, заводы и прочие промышленные заведения Владимирской губернии", вышедшей в 1890 году, говорилось: "Не станем останавливаться на пиво-медоваренных заводах, число и размеры их ничтожны; размеры производства тоже весьма ограничены".

Если уж и славилась какая медовуха, то, скорее, новгородская.

Самым же распространенным "гастрономическим" промыслом суздальцев было в то время огородничество. Суздаль считалась чуть ли не луковой столицей России. В городе даже была поговорка: "хрен и лук не выпускай из рук". В Суздале действовало несколько "хрено-толченых заводов".

Выращивали также яблоки и ягоды. Так что акцент в заведении Силы Кондратьевича скорее делался на ЗОЖ-меню.

Но никогда нельзя держать все деньги под одной подушкой. И у Макаровичева был дополнительный бизнес. Сила ремонтировал зонты и духовые музыкальные инструменты. Скорее всего, он один во всем мире и во все времена видел связь между этими товарными группами. Но, так или иначе, саксофоны с зонтиками ему очень помогли, когда с началом Первой мировой войны ввели сухой закон.

Мастерская находилась в полуподвальном этаже. Там же Сила Кондратьевич обустроил и кухню.

Кстати, это место и до революции носило очень странные названия. Долгое время оно называлось трактиром "Америка", а потом его зачем-то переименовали в "Африку".

После революции характер здания не сильно изменился. Здесь открыли столовую при общежитии школы механизации. 

А на противоположной стороне той же Кремлевской улицы находится  ресторан "Погребок". Его открыли в 1967 году, и это был один из первых ресторанов русской кухни. Газета "Правда" восхищалась: "В зале - дубовые столы и табуреты, посуда и ложки - деревянные, расписные. В меню - русские закуски, мясо в квасе, похлебка и жаркое по-суздальски, рыба по-монастырски… Продается медовуха собственного приготовления. Обслуживают посетителей официантки, одетые в яркие русские сарафаны и кокошники".

Николай Глазков писал об этом заведении в стихах:

Грибы в сметане и капустник
Я деревянной ложкой ем.
В трактире кормят очень вкусно,
Да и не дорого совсем!
Осваиваю постепенно
Я век семнадцатый на вкус, 
К старинным монастырским стенам
Своеобразный это плюс.

Казалось, слава бывшей "Африки" померкла навсегда. Однако же и здесь не все так просто. Недавно заведение было переформатировано. Сегодня это "Фрося и варенье". Битва суздальских титанов продолжается.

(Написано для портала "Полит.ру")